Место под солнцем: жительница Полтавщины почти 20 лет живет на острове без телевизора и холодильника

Теперь я точно знаю, где живут самые читающие люди в Полтавской области. На острове Вишняки, который находится в Каменском (бывшем Днепродзержинском) водохранилище. Его население составляет… два человека на полторы тысячи гектаров. И единственным окном в мир для них является старенький радиоприемник и книги.

— Мы с егерем Александром Стразиком очень любим читать, но уже давно нам сюда никто с «большой земли» не передавал свежую литературу, — улыбается 63-летняя жительница острова Лариса Ребристая, которую многие называют управляющей хозяйством бывшей охотничьей базы на острове. — Приходится по третьему, а то и четвертому разу перечитывать старые детективы, исторические и любовные романы.

Лариса Михайловна вот уже девятнадцатый год живет в ландшафтном заповеднике местного значения «Остров Вишняки» (по названию оставшегося под водой урочища), который является жемчужиной Полтавщины. Приехала сюда с мужем — ему предложили здесь должность егеря. У Ларисы работы в то время не было, поэтому отправилась вместе с супругом в изоляцию. Поселились в охотничьем домике — раньше остров был открыт для охоты. Но спустя четыре года муж умер прямо на рабочем месте, на острове, а Ларисе, как оказалось, некуда возвращаться: их дом в селе Ревущино Кобелякского района за четыре года успели растащить по кусочкам.

Александр Стразик был назначен егерем на остров вместо покойного мужа Ларисы. Он тоже так прикипел душой к здешним местам, что после выхода на пенсию большую часть времени проводит в заповедной зоне. Александр — первый помощник для вдовы.

Я уже здесь привыкла жить. Если бы сказали, что надо куда-то выезжать, села бы и заплакала, — говорит собеседница.

Читайте также: Семья киевлян перебралась в глухое полтавское село — и полностью преобразила его жизнь

«Чтобы поднять урожайность культур, пришлось завозить дождевых червей»

— Обычно в нашем заливе лед дольше всего держится, но в этом году ранняя весна, и мы еще в конце февраля были разблокированы, — рассказывает Лариса. — Практически всю зиму не рисковали выбираться отсюда в Светлогорское (прибрежное село в Кобелякском районе Полтавской области. — Авт.): лед был опасным — тонким, с промоинами. Хорошо, что запаса продуктов хватило. На зиму, как правило, закупаю пару мешков муки, мешок сахара, литров двадцать подсолнечного масла. Куры, утки, козочки у меня свои: всегда есть мясо, яйца и молоко. Хлеб сама пеку. А овощами нас прошлой осенью один грибник — настоятель монастыря из Гадяча — полностью обеспечил. И еще мешка три картошки остается.

— Хватит на посадку?

Нет, картошка здесь не родит. Во-первых, песчаный грунт, во-вторых, сосны затеняют мой маленький — всего две сотки — огородик. Ботва растет высоченная, а клубни — как горох. Не растут ни морковь, ни капуста. Зато всегда есть урожай помидоров, огурцов, перца, баклажанов. Мы с Сашей посадили сад: яблони, груши, алычу, виноград, абрикосы, персики. Персиков в прошлом году было так много, что ветки ломились. Растет малина, клубника, смородина, йошта… Из фруктов делаю варенье.

Население острова составляет… два человека на полторы тысячи гектаров

Чтобы повысить урожайность культур, Лариса Михайловна с Александром Владимировичем делают компост из опавших стручков и листьев акации, которая растет поблизости: закладывают природный материал в целлофановые мешки и запускают туда червей (их специально завезли с «большой земли») потом удобряют грядки и сад.

Мужчина и женщина ведут хозяйство вместе, а живут каждый в своем домике: он — в небольшом егерском, она — в охотничьем, на пять комнат. Александр обогревает свое жилье экономной печкой «Булерьян», Лариса топит грубу. Благо, что с сухостоем в лесу нет проблем. Едят вместе на большой кухне-веранде в доме Ларисы.

— Сегодня на завтрак у нас был творог и чай с маслом, — рассказывает хозяйка. — На обед я полный казан утиного мяса приготовила.

— А где храните продукты?

— В погребе. Холодильника нет. Боюсь, мощности нашей солнечной электростанции из шести панелей ему не хватит. Надо бы еще столько же. Только где взять тысячу долларов на это? У меня пенсия 1600 гривен, и у Саши столько же.

Читайте также: Змінив Нью-Йорк на Полтавщину: родина американця оселилася в українському селі

На мой вопрос, где же они нашли деньги на энергогенерирующие батареи, Лариса отвечает:

Нам повезло, что два года назад областное управление охотников и рыболовов, которому принадлежит эта база, выставило ее на продажу. Нашелся покупатель — один из руководителей ООО «Ласунка» из Днепра Вадим Иванович Песчанский. Такой добрый человек… Заменил окна в домике, пробурил скважину (в колодце вода не такая вкусная), начал ремонтировать крышу. Конечно, тут уже все изношено, ведь эти постройки еще шестидесятых годов. Они принадлежали ЦК Компартии Украины, затем — обкому партии, а потом областному управлению общества охотников. Но, говорят, документов на домики нет, поэтому проводить операции с этой недвижимостью нельзя. И Вадим Иванович приостановил капиталовложения. Но он успел установить здесь шесть солнечных панелей — самый лучший для нас подарок. Теперь мы можем заряжать мобильные телефоны, есть свет в домах. А раньше приходилось передавать мобильные в село, чтобы там подзарядили. Когда солнца мало, стараемся экономить: поговорили — выключили. Раньше освещали жилье свечками и фонариками. Электрогенераторы стоят мертвым грузом — уж больно дорогие они в эксплуатации: двигатель берет литр бензина в час.

«Мужики показали, как управлять моторной лодкой, и теперь мне не страшно выходить в море даже в грозу»

Прежде чем перебраться на остров, Лариса успела поработать дояркой, телятницей, продавцом в магазине, приемщицей молока. Не боялась сельской работы. На острове поддерживает домики в чистоте и порядке. Когда не стало мужа, растерялась.

— Покойный Володя, пока вода не замерзала, мотался на моторной лодке туда-обратно, и я с ним, — рассказывает Лариса. — В основном ездили в село за продуктами. До Светлогорского — четыре километра по дельте Ворсклы. Когда осталась одна, думала, не выживу. Один раз попросила знакомых привезти мне хлеб, второй. А что дальше? Пришлось научиться управлять лодкой. Мужики показали, как заводить мотор. Теперь, если надо, не боюсь выходить в открытое море даже в грозу.

Пять лет назад на острове умерла мама Ларисы, которую женщина забрала к себе. Чтобы доставить тело на берег, понадобилось три дня.

— Тогда, 2 марта, возле берега еще держался лед, и отправить покойницу по воде было невозможно, — вспоминает Лариса. — Работники базы отдыха в Светлогорском рискнули добираться к острову на лодке… Саша сколотил носилки, и мы вдвоем километр несли маму к причалу по снегу, чтобы погрузить на баркас. А лодочники, чтобы пристать к берегу, вынуждены были разбивать лед пешнями. Спасибо, селяне сделали гроб, выкопали могилу, заказали поминальный обед…

Зимой жить на острове тяжелее всего. А летом загрызают оводы и комары. Это пекло в раю. Никакие средства их не пугают. Единственное наше спасение от них — ветер и дождь.

Читайте также: «Экопоселенцы» Бульковы: «К бывшему хлеву для коз мы пристроили комнату и счастливы в своем «шалаше»

— А дикие животные вам не страшны?

— Они к нам привыкли, мы — к ним. Подходят к подворью и вепри, и косули, и лось-подранок. Домашние животные на них мирно реагируют. К тому же территория базы (она занимает 25 соток) ограждена сеткой-рабицей. А вот от коршунов, орлов и беркутов никак не защитишься — воруют домашнюю птицу. Да и с лисами воюем. Хотя у нас четыре собаки, но бывает, не справляемся.

Лариса Ребристая прочно обосновалась на острове, обзавелась домашним хозяйстом

Года четыре назад Лариса решила развести свиней. Планировала продать мясо, собрать деньги и купить собственное жилье в Светлогорском…

— Не люблю об этом вспоминать — больно, — продолжает женщина. — Однажды появились здесь егеря с охотниками и устроили отстрел моих свиней. Прямо во дворе всех и положили… Дескать, в связи с африканской чумой. С тех пор не держу свиней. И с мечтой переехать когда-нибудь в свой дом распрощалась.

Читайте также: «Разведение бройлеров мы посчитали прибыльным бизнесом»

Когда-то была в подсобном островном хозяйстве Ларисы и молодая кобыла, да сбежала.

— Я целую неделю вместе с собаками искала ее по острову, — вспоминает женщина. — А остров-то около шестидесяти километров в длину и до пяти в отдельных местах в ширину. Однажды псы взяли след копытного животного и вывели меня прямо на стадо диких кабанов. Не помню, как я от них убежала. На острове есть непроходимые места, леса, в которых легко заблудиться. Беглянку так и не нашла. Мне потом говорили, что она, скорее всего, услышала табун, который находился на соседнем острове, и бросилась вплавь.

Остров Вишняки образовался в 1964 году, когда затопили села по руслу Днепра, чтобы создать искусственное водохранилище. Этот клочок земли с первозданной природой спасла его высота. Сейчас, чтобы проехать по лесным дорогам, нужно брать с собой пилу. Упавшие деревья часто преграждают путь, приходится расчищать.

«Для высокопоставленных охотников вывели особую породу свиней: внешне диких, а „в душе“ домашних»

Вот уже десять лет остров закрыт. Чтобы восстановить флору и фауну, требуется еще лет пять. На острове запрещено стрелять, разводить костры, да и вообще приезжать на него. Но рыбаки и грибники игнорируют запреты. Наведываются сюда и браконьеры. В селе говорят, если бы не Лариса с Сашей, то от базы давно бы уже ничего не осталось.

А когда-то острова Днепродзержинского водохранилища были излюбленным местом отдыха именитых охотников. Недалеко от Вишняков охотился и Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев.

— В начале семидесятых годов на Вишняки переправили несколько свиноматок отличной миргородской породы и выпустили в дикую природу, — вспоминает бывший лесничий из Светлогорского Александр Крышень. — Спарившись с дикими кабанами, они дали оригинальное потомство — половина выводка была полосатой, половина рябой. Рябых изымали, а полосатые размножались дальше. Внешне свиньи были похожи на диких, но «в душе» остались домашними. Любили, например, чтобы их почесали за ухом. Я тогда еще подростком был, но хорошо помню, как те, кто не знал об эксперименте, от страха забегали в воду при приближении полосатых кабанов. Эксперимент проводился с целью обеспечить удачную охоту для высокопоставленных лиц.

Читайте также: Питер Сантенелло: «В Украине я научился копать колодец, косить траву и… есть лягушек»

А в начале девяностых годов сюда завезли пятнистых оленей. Их не стало уже через несколько месяцев — браконьеры уничтожили.

Где-то под толщей воды осталась и хата родителей Александра Крышеня. Затопление происходило на его глазах…

— Это было ужасное зрелище, — вспоминает мужчина. — Перед тем как вывезти селян на новые места, им приказали хорошо залить выгребные ямы хлоркой. Но это не дало ровным счетом ничего. Пошла вода — и все всплыло на поверхность. Да, в искусственном море, как нам и обещали, оказалось много рыбы. Только вся она была заражена глистами. Прошло лет пять, прежде чем появилась рыба без глистов. Помню, переселенцы ловили рыбу «там, где курятник», «у мельницы», «на тракторной бригаде»… Они знали, где что было до того, как все затопила вода.

Александр Крышень иногда заезжает в гости к островитянам. Обязательно берет для них книги. Супруга егеря тоже приезжает на остров проведать мужа.

А Лариса хвалится, что ей легче, когда рядом мужчина, да еще мастеровитый. И прочитанную книгу есть с кем обсудить. И вместе поволноваться по поводу ситуации с коронавирусом, о которой они узнают из радиоприемника.

— Мы очень благодарны всем, кто помогает нам здесь выжить, — Лариса Ребристая просит обязательно написать об этом в газете. — Особенно часто выручает во всех вопросах директор базы отдыха «Берег» в Светлогорском Юрий Терников. Мы ведь не отшельники, до цивилизации нам рукой подать. Просто отрезаны водой от земли. Но каждое утро, просыпаясь, я благодарю Бога за то, что он дал мне возможность видеть эту красоту.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о том, как ветеран АТО Дмитрий Довженко из Полтавы решил построить для своих и приемных детей мини-поселок.

Фото автора

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Добавить комментарий